Дети за отцов ответили

1 июня отмечается Международный день защиты детей.

В Норильске дети  - несовершеннолетние заключенные или, как их еще называли, «малолетки» составили особый контингент. Они попадали в лагерь разными по происхождению и по разным причинам – малолетние уголовники и дети репрессированных. В лагере труд малолеток широко использовался на строительных  и ремонтных работах. По прибытию в лагерь их обучали слесарным, плотницким, токарным работам. Почти никто до этого тяжелым физическим трудом не занимался, многие были ослаблены за время, проведенное в пересыльных тюрьмах и на этапе. Руководство лагеря это понимало, несовершеннолетнюю рабочую силу нужно было беречь. В тексте приказа по Норильстрою и лагерю читаем:  «Прибывающая рабочая сила по своему составу весьма неоднородна, среди прибывающих значительное количество заключенных, не работавших ранее на физических работах или имеющих значительные перерывы в этом. На лагерных пунктах и дистанциях с первых же дней выхода на работу задается полная 10-тичасовая норма, и, естественно, рабочие ее не выполняют, не имея втянутости и навыков в работе, что приводит к нареканию со стороны рабочих, недополучению ими положенного довольствия и переутомлению... При использовании на общих физических работах заключенных-малолеток в возрасте от 14 до 16 лет устанавливается 4-часовой рабочий день  с 50-процентным нормированием из расчета 8-часового рабочего дня полноценного рабочего. В возрасте от 16 до 17 лет устанавливается  6-часовой рабочий день с применением 30-процентой нормы полноценного рабочего из расчета 8-часового рабочего дня».

Ремонтно-механический завод. У станка фрезеровщик В. Макаревич со своим наставником Волопцевичем.

В феврале 1940 года вышел приказ начальника комбината «Об изоляции несовершеннолетних заключенных от взрослых и создании им вполне пригодных условий для жизни» - была создана детская трудовая колония. Для малолеток был отведен отдельный барак, переоборудованный из бывшей столовой, для «проведения культурно-воспитательной работы» выделены книги, плакаты, шашки, шахматы и музыкальные инструменты. Начальнику культурно-воспитательного отдела лагеря тов. Варзиной предписывалось подобрать соответствующую кандидатуру воспитателя, а также представить свои соображения по поводу использования труда несовершеннолетних. В свободное от работы время, они  учились по программе общеобразовательной школы (не менее 3 часов в день), а также обучались рабочим профессиям.

Для несовершеннолетних заключенных были установлены стандартные нормы питания. На одного человека в день полагалось 600 граммов ржаного хлеба, 75 граммов крупы или макарон, 250 граммов картофеля или других корнеплодов, 70 граммов рыбы, 25 граммов мяса, 25 граммов животного или растительного жира, 2 грамма суррогатного чая, по 15 граммов соли и сахара. Эти нормы изначально рассчитывались в НКВД СССР в Москве и потом утверждались на местах. Вместо мяса и рыбы допускалось использование рыбо- и мясопродуктов, худшего качества.

Те, кто работал «по-стахановски», вырабатывая норму на 110 процентов и выше, соблюдал дисциплину и, кроме того, имел хорошие оценки в школьной и производственной учебе, получали завышенную норму питания. К основным продуктам прибавлялись сухофрукты, картофельная и подболточная мука, суррогатное кофе и молоко – полстакана. Для выполняющих норму более чем на 150 процентов, полагалось дополнительно 100 граммов хлеба в день.

Из меню штрафников (нарушителей дисциплины, отказывающихся от работы), наоборот, исключались почти все продукты, кроме хлеба, которого выдавали 400 гр. в день, а к нему по 30 граммов рыбы, крупы и картошки.

Заболевшие, находящиеся на этапе и освобожденные питались по отдельным нормам.

Приказом от 20 октября 1943 г. Норильская детская трудовая колония получила статус одного из подразделений комбината. Плановому отделу поручалось составить смету на содержание колонии, финансовому отделу – обеспечить финансирование колонии на общих для всех подразделений комбината основаниях». Колония работала по договору оказания взаимных услуг. Всем начальникам цехов и подразделений, пользующихся услугами трудколонии, надлежало вести строгий учет фактически выполненного ими объема работ из расчета вольнонаемных расценок.

Была еще и другая категория малолетних – «заключенные поневоле». Особым вопросом было решение проблемы с младенцами и детьми в возрасте до 3-х лет, чьи матери были осуждены. Для детей вольнонаемных в Норильске построены ясли и детский сад. В лагерной зоне малыши помещались в дома младенца. Такие были  при 7 и 8 лаготделениях и были переполнены. В 1946 году был организован еще один Дом младенца при 9 лаготделении. В августе 1950 года было начато строительство Дома младенца на 200 детей в лагпункте «Таежный»,  в Горстрое на 400 детей, и в Дудинском женском лагпункте на 100 детей. Главный  архитектор Витольд Непокойчицкий разработал, согласованную с санитарным отделом лагеря,  планировку двух типовых 2-этажных домов в Горстрое, приспособив их для проживания детей. Для мам этих малышей на территории Норильского совхоза были построены отдельные бараки, была расширена кухня и закуплена посуда.  На деревообрабатывающем заводе был заказан необходимый инвентарь – кроватки и другая детская мебель. Стройка была объявлена объектом первой очереди, завершить ее планировалось к началу зимы. В Домах младенца, пока матери работали, дети находились большую часть времени с обслуживающим персоналом – нянями, медсестрами (тоже заключенными), в штат был зачислен врач. Новорожденные и грудные младенцы до 3 месяцев находились в домах младенца вместе с матерями.

Скученность, плохие бытовые условия приводили к тому, что дети часто болели. Особенно остро в лагере и в поселке стояла проблема профилактики заболеваемости кишечными инфекциями, в том числе дизентерией, вспышки которой были в Норильске не редким явлением. Кормящих матерей с новорожденными детьми и женщин с 6-го месяца беременности размещали в отдельных изолированных от остальной зоны бараках  с отдельной кухней. Белье из домов младенца поступало в стирку в центральную прачечную Управления лагеря, где его стирали и проглаживали. Ручей, куда сливали грязную воду, огородили колючей проволокой, чтобы предотвратить из него забор воды заключенными на личные нужды.  Примечательно, что в приказе начальника лагеря говорится о чрезвычайной значимости всех вышеназванных мероприятий для здоровья детей и их матерей.   Государство, таким образом, заботилось о своих детях, им же заброшенных за колючую проволоку.

2008-2022 (с)
Официальный сайт города Норильска.
Все права защищены.

Адрес: 663300, Красноярский край, г. Норильск, Ленинский проспект, 24а. Тел. +7 (3919) 43-71-20. Факс: +7 (3919) 43-71-21

 

Если вы нашли ошибку или неточность на сайте, сообщите об этом на электронный адрес:

 

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна